1
Все готово для работы. Даже скорая
МЕДИЦИНА ОБЩЕСТВО ПРОИСШЕСТВИЯ ФОТО ЧЕЛОВЕК

Бывший главный акушер-гинеколог Ирина Буштырева и ее муж превращают отечественное здравоохранение в доходный семейный бизнес

Острая душевная недостаточность и преэклампсия врача
с низким уровнем социальной ответственности

Александр Илюмжинов
фото — из открытых источников

Ежегодно в России от болезней сердца умирает более 650 тысяч человек. При этом болезнь помолодела и от нее уже умирают люди в возрасте 25-35 лет. А при родах вроде бы значительно меньше – 220-290 пациентов в год. Однако эта статистика, к сожалению, меняется не в лучшую сторону. Это является следствием развала ряда систем российской медицины, в том числе и в регионах. Одной из ее причин эксперты называют то, что проекты врачебных семей превращают отечественное здравоохранение в доходный семейный бизнес. 

Есть недуги, перед которыми медицина бессильна. Трудно, к примеру, вылечить болезненную жадность. И уж совсем не поддается никакой терапии застарелая нечестность. Хуже всего, если такого рода душевная патология поражает врачей. Причем не просто врачей, а далеко не последних лиц российского акушерства и гинекологии – бывшую главного внештатного специалиста министерства здравоохранения Ростовской области по акушерству, гинекологии и перинатологии, бывшую Заведующую кафедрой акушерства, гинекологии, перинатологии и репродуктивной медицины РостГМУ, заслуженного врача России, доктора медицинских наук, профессора, которая возглавила частную перинатальную клинику-роддом «9 месяцев» – сейчас клиника «Профессора Буштыревой», Ирину Олеговну Буштыреву и ее мужа – Буштырева Валерия Александровича.

И.О.Буштырева
И.О.Буштырева
Валерий Буштырев
Валерий Буштырев

По-настоящему хорошо, когда у врача много регалий и званий, особенно хорошо, когда их много у практикующего врача, и уж очень нехорошо, когда в этом списке часто звучит слово «бывшая».

Известно, что беременных всегда предупреждают о нежелательности любых волнений. Действительно, даже незначительный стресс может оказаться для них роковым. Уже ведь давно известно и научно доказано, что, зачастую, основным для благоприятного исхода становится даже не медикаментозное лечение или хирургическое вмешательство, а, своего рода, эффект плацебо, когда даже элементарная беседа с врачом позволяет пациенту другими глазами взглянуть на мир.
Но, к сожалению, часто доктора сами подогревают страхи и волнения будущих мам. Пациенты областного Перинатального знают об этом не понаслышке. Ведь источником тяжелых душевных переживаний, и связанных с ними осложнений, для пациентов перинатального центра стали профессорские обходы Ирины Олеговны Буштыревой. При этом, как-то совершенно спокойно этот специалист от здравоохранения, по свидетельствам сотрудников и пациентов, мог забывать о том, что перед ним, прежде всего, находится человек, а не био- или нативный материал, потоковая прибыль или, занятое ворохом проблем, больничное койко-место.
Кроме того, пользуясь состоянием своих пациентов, Ирина Олеговна назначала множество препаратов, эффективность и необходимость которых не доказана надежными исследованиями. Назначала «на всякий случай», не только по врачебным протоколам, но и по принципу «чтобы никто не придрался»: если ты назначил много всего, в том числе гормоны, которые поддерживают беременность, то к дальнейшему ее протеканию и возможному срыву претензий у женщины быть не может: врач сделал все, что мог. Нелишне задаться вопросом: действительно ли необходимо назначенное лечение, какие еще подходы и методы существуют в мире? Сомнение – важный двигатель в поиске истины. А с Ириной Олеговной сомневаться приходится нередко. И особенно сейчас…

Перинатальный центр Ростовской области
Перинатальный центр Ростовской области

Вот какую профессиональную характеристику дают ее бывшие коллеги (и это в открытых источниках!) «Ирина Олеговна всю свою бытность использовала перинатальный центр как собственное учреждение, созданное для достижения ее личных целей. В нарушение всех существующих порядков ее пациентки госпитализировались без направлений и показаний к родоразрешению в условиях перинатального центра, в удобные для неё сроки. Часть женщин родоразрешалась даже в условиях закрытого перинатального центра на плановую дезинфекцию («мойку»). Ирина Олеговна позволяла себе в перинатальном центре родоразрешать пациенток с тяжелой экстрагенитальной патологией, опухолевыми заболеваниями, включая злокачественные процессы, нарушая все существующие приказы о маршрутизации. Перед отъездами на конференции Ирина Олеговна практиковала массовые роды (накануне досрочно родоразрешалось сразу большое число пациенток). Многие родоразрешения заканчивались необоснованной операцией «кесарево сечение». Этот метод наиболее любим Ириной Олеговной, т.к. не требует больших временных затрат. Частота родоразрешений путём операции кесарево сечение у Ирины Олеговны составляла 70– 80%».


Как достигнуть высот


Будущее принадлежит бизнесу. Сделать стабильным источником дохода можно любую специальность, при условии ее монополизации. Ирина Олеговна Буштырева/ Крыжановская/ Шалыгина, дочь товарища Шалыгина – довольно известного в свое время в кругах бывшего начальника областного управления торговли в Ростове Константина Михайловича Будницкого, поняла это еще на излете советского застоя. Ведь папа, работающий в торговле, с его некогда всесильными, но стремительно стареющими клиентами, был не вечен. А жить на одну зарплату, после роскошных спецраспределителей брежневской эпохи, госпоже Буштыревой не хотелось. Чего стоят одни только поездки «золотой молодежи» Ростова-на-Дону того времени, когда после обильных кутежей молодые люди отправлялись прямиком в аэропорт и с шампанским на борту летели прямым рейсом в одну из братских республик – Грузию, Армению, где уже около трапа их ждали служебные «Волги» местных руководителей, дорогие яства, напитки и развлечения.

золотая молодежь СССР
золотая молодежь СССР
Футуристический аэропорт г. Ереван, именно сюда, прямо к трапу подъезжали служебные Волги для золотой молодежи
Футуристический аэропорт г. Ереван, именно сюда, прямо к трапу подъезжали служебные Волги для золотой молодежи

Кроме того, в смутное время папа Ирины Олеговны собственноручно писал «анонимки», которые до сих пор пылятся в столичных архивах, на Ивана Афанасьевича Бондаренко, первого секретаря Ростовского обкома КПСС, демонстрируя дочери извечный принцип извлечения максимальной прибыли и спекуляции на доверии.

Первый секретарь Ростовского обкома КПСС И.А.Бондаренко
Первый секретарь Ростовского обкома КПСС И.А.Бондаренко
И.А.Бондаренко и Л.И.Брежнев
И.А.Бондаренко и Л.И.Брежнев
К.М.Будницкий с соратниками по торговле
К.М.Будницкий с соратниками по торговле

То есть выход у нее был один – любыми средствами стать единоличной примой акушерства и гинекологии Юга России, диктующей условия, в том числе, и фармацевтическим компаниям, готовым расходовать огромные средства на продвижение своих лекарств. Тот факт, что Ирина Олеговна особыми талантами никогда не блистала, ее, конечно, не остановил. Избалованная девочка, привыкшая получать все и сразу, начала свой стремительный взлет.

Используя административный и властный ресурс своего отца, госпожа Буштырева стала расти и развиваться по всем возможным направлениям, полностью используя заслуженных, но слишком доверчивых коллег и учителей. Вместо утомительного покорения профессиональных высот (обучение, ординатура, интернатура, 2 – 3 года за спиной хирурга) Ирина Олеговна быстро получила карт-бланш в лице известных специалистов – профессоров Ромашевского, а затем Орлова. А потом, благодаря связям, подтянула к нему финансовые и прочие ресурсы. По словам самой Ирины Олеговны: «У меня был сногсшибательный в практическом здравоохранении карьерный рост… я была очень востребованная, вся такая заведующая родильным отделением, ко мне все обращаются, я звезда».
Именно в этот период, в начале 90-х, в ее характере начинают происходить необратимые процессы, которые спустя годы принесут немало проблем не только Ирине Олеговне, но и многим семьям. В столь непростое время для всех граждан нашей страны, когда общество поделилось на бедных и богатых, И.О.Буштарева решила занять свое место в рядах последних любой ценой, поставив бизнес выше клятвы Гиппократа. Примечательным, например, является тот факт, что после смерти фактически своего наставника и учителя, который дал все для ее развития и роста – проф. Ромашевского – г-жа Буштырева даже не пришла на его похороны.
В те годы жизнь Ирины Олеговны, наверное, полностью была отдана исключительно исполнению своих должностных обязанностей, «направленных только на развитие системы здравоохранения в стране и в регионах». Именно поэтому первый муж Ирины Олеговны –Петр Юрьевич Крыжановский (довольно известный в регионе предприниматель, помощник г-жи Матвиенко в Совете Федерации) принимает решение о разводе, при этом Ирина Олеговна на какой-то период напрочь забывает о своих детях – Олеге и Любови. Более того, понимая всю ценность института брака и семьи, Ирина Олеговна совершенно случайно встречает нового мужа – Валерия Александровича Буштырева, который переживал тяжелый период в своей жизни, и становится полноправной хозяйкой новой семьи, где также «заботится» о детях нового мужа – Александре и Марине.
И, наверное, дело здесь уже не в большом и светлом чувстве. Валерий Буштырев – человек интеллигентный от природы, тихий и спокойный, флегматик по складу характера, он выгодно оттеняет холеричные выпады Ирины Олеговны – идеальная пара для гениального вклада в развитие отечественной и мировой медицины… так думали многие.
У Валерия Буштырева на тот момент было одно замечательное качество, которого не было у других предприимчивых людей от медицины в регионе, он был вхож к одному из отцов-основателей региона, руководителю с большой буквы, чей авторитет и вес иной раз превышал инициативы федеральных ходоков – И.А.Станиславову, заместителю Губернатора Ростовской области. А такой административный ресурс, плюс уникальное качество Ирины Олеговны очаровывать женщин «из народа», стал хорошим заделом на светлое будущее, которое было уже не за горами.
В этом смысле врачи – люди с уникальным опытом и присутствующим цинизмом. С одной стороны они платят в своей профессии свою, очень дорогую, цену (у каждого врача есть свое кладбище), с другой стороны – есть признание от благодарных пациентов и их доверие. И все бы ничего, да и кому какое дело до этого, но до тех пор, пока цену за этот успех не начинают платить многие семьи своим родительским счастьем…
Проблем с развитием у Ирины Олеговны фактически не было: на местах врачи ее прекрасно знали, как «особу, приближенную к руководителю», а потому с легкостью шли ей навстречу. Да и ее новаторские приемы с перевыполнением планов по «кесареву», разделяли и поддерживали многие ее провинциальные коллеги. Вскоре, правда, выяснилось, что дальше этого рецепта, опробованного на поколениях, исследовательская дерзость новой гуру акушерства и гинекологии идти не собиралась. Возможно, у нее просто не хватало времени на естественное родоразрешение всех «набранных» пациенток.
Постепенно создавалось впечатление, что госпожа Буштырева пыталась заполнить своей персоной и поставить под свой контроль все научное и медицинское пространство региона. Исключительное «трудолюбие» Ирины Олеговны уже вписало ее имя в сокровищницу российского регионального врачебного фольклора. На очередном проходившем в Москве федеральном мероприятии появился анекдот:
Говорят, Ирине Олеговне подарили кроссовки.
Да, а зачем?
Чтобы удобнее было бегать с симпозиума на симпозиум и с презентации на презентацию.
Действительно, во время посещения различных конгрессов и симпозиумов госпожа Буштырева умудрялась принимать участие в среднем в 10 — 12 мероприятиях, в том числе, проходящих в одно и то же время, но в разных помещениях, а также прочитать одновременно порядка 7 докладов. При этом параллельно привезти еще и специалистов по БАДам с презентацией. Но у госпожи Буштыревой сейчас другие приоритеты. Сомнительная уже слава доктора-многостаночника не мешает существенно пополнять семейный бюджет. Как утверждают знающие закулисную кухню люди, активность Ирины Олеговны по родовспоможению уже так глубоко переплетается с БАДами и тренингами, что недалек тот час, когда Буштырева откроет свою он-лайн школу по родам. Так что доктор Буштырева умеет считать деньги. А региональная медицина шаг за шагом становилась заложницей отдельно взятой врачебной семьи. А еще — бизнесом, который приносит этой семье стабильно высокий доход.

Ирина Олеговна Буштырева
Ирина Олеговна Буштырева
Валерий Александрович Буштырев
Валерий Александрович Буштырев

Дальнейший период занимает не так много времени, но он настолько был хорошо освещен в средствах массовой информации, что складывается впечатление, что бизнес в медицине это действительно высокодоходное дело. Нет смысла описывать здесь скандалы, которые сотрясали регион на протяжении последних лет, достаточно набрать фамилию Буштырева в поисковой системе и прочитать первую пару – тройку ссылок, где ключевые слова поиска – РГМУ, Чехомова, МЦ «Семья», Перинатальный центр.

Перинатальный центр Ростовской области
Перинатальный центр Ростовской области
Дмитрий Юрьевич Чехомов
Дмитрий Юрьевич Чехомов
Олеся Владимировна Чехомова
Олеся Владимировна Чехомова

Особенно примечательным становится период новейшей истории Ирины Олеговны. А именно – «партнерство» в создании феноменального прецедента в регионе — центра коммерческой медицины «9 месяцев», впоследствии, из-за нарушения Закона об авторских правах, переименованного в «Клинику профессора Буштыревой», вот уж поистине игра слов, «в клинику»…
И все это на волне федеральной инициативы, активно обсуждавшейся во всех регионах, о возможной передаче муниципальных лечебных учреждений в частные руки инвесторов. Ирина Олеговна в этом проекте до конца реализует свою «мечту» по извлечению сверх прибыли, которая так и не смогла исполниться в МЦ «Семья» – организация родов на платной основе. Ведь Буштырева знает, насколько этот бизнес рентабелен: «Это был очень хороший бизнес (прим.ред. – И.О.Буштырева о МЦ «Семья»). Одни роды стоили около ста тысяч. Это было лето, и как только мы начали работать, центр начал зарабатывать по пятьсот тысяч рублей в день. К осени мы выходили на миллион» (Интервью с Ириной Буштыревой в «МК» от 03.06.2011 г.).
Ирина Олеговна в этом проекте создает уникальнейший симбиоз частной сверхприбыли и муниципальной страховки, в принципе, завершая начатый Чехомовой проект по родовспоможению и сделав то, что так и не сделали в МЦ «Семья» — организация родов на платной основе. Но, при этом обойдя ряд подводных камней и сумев обаять инвестора так, что по сегодняшний день никто так и не может понять, где ответ на популярнейший вопрос инвестора — «А где деньги?».
Говоря в целом, врачебное сообщество довольно скептически отнеслось к созданию центра «9 месяцев», определяя его будущее одной фразой — … «до первого летального». Действительно, действующее законодательство в сфере коммерческой медицины в этом вопросе до сих пор довольно расплывчато. И у коммерсантов от медицины в случае критической ситуации с пациентом/клиентом, если они не хотят серьезных проблем, есть только один выход — вызывать неотложку и пусть государственные ЛУ сами дальше решают, что делать. А роды — это до сих пор одна из наиболее простых услуг в сфере коммерческой медицины, так как для здоровой женщины роды — это естественный физиологический процесс. Но естественный он — для здоровой женщины, а вот со здоровьем-то у нас ситуация непростая.
И вот здесь все и складывается в аккуратный паззл, который из-за сумасшествия отдельно взятого человека, ввергает в пучину скандалов и убытков многих и многих. А ведь все складывалось идеально, ну почти идеально.
Итак, создается клиника «9 месяцев» — все прекрасно и все счастливы. Город и новый градоначальник — реконструировано брошенное здание в центре города (!) памятник архитектуры, реализация программы по ветхому и аварийному жилью плюс социальный объект, да еще и частный инвестор. Инвестор — прекрасное вложение средств, город и регион готовы к такого рода услуге, кто не выложит 100 — 500 тысяч за роды в суперусловиях, если есть такая возможность, хотя, как в итоге оказалось, «супер» эти условия, судя по многим отзывам в Инстаграм, можно называть с некоторой натяжкой. То, что в столице на площадках российской сети клиник «Мать и дитя» считается нормой по площади, в «9 месяцах» так и не выполнили, к сожалению.

Здание клиники в Ростове, позднее название сменится из-за скандала
Здание клиники в Ростове, позднее название сменится из-за скандала
Клиника
Клиника
Сеть медицинских центров Мать и Дитя
Сеть медицинских центров Мать и Дитя
Все готово для работы. Даже скорая
Все готово для работы. Даже скорая
Помпезное открытие клиники. Все было на уровне
Помпезное открытие клиники. Все было на уровне

Выполнили другое. С первого дня своего создания новая клиника претендовала на статус некой «естественной врачебной монополии». Еще бы — главный врач «9 месяцев» еще и руководитель в областном перинатальном центре, где заведует ее муж, то есть гарантии стопроцентные и все будет в лучшем виде. Приходите в «9 месяцев», законно в кассу оплачиваете стоимость родов, а если что пойдет не по плану — из обаятельных рук Ирины Олеговны в заботливые руки Валерия Александровича, правда, по «Скорой». Но с точки зрения бизнеса — все аккуратно и в рамках договора! Кто мог бы еще таким похвастаться в регионе?
Но и это не основное, конечно. Основное в клинике — это Ирина Олеговна. Причем настолько основное, что уже изначально идеально рассчитанный инвестором бизнес-план (благо предыдущие проекты давали возможность подстраховаться) по количеству родов в месяц не выполняется до сих пор. Ориентированная по затратам с заложенной нормой прибыли на 4 миллиона рублей в месяц клиника, не приносила даже половины уже и через год своей работы, не смотря на активную рекламную кампанию.

Ирина Буштырева
Ирина Буштырева

Хотя Ирина Олеговна лично занималась разработкой клинических программ, развитием компетенции врачей, повышением уровня сервиса, и даже пациенток перинатального центра делала клиентами «Клиники профессора Буштыревой». И сейчас, чтобы хоть как-то оправдать надежды, уже махнувшего на нее рукой, инвестора, Буштырева осваивает все возможные способы извлечения денег из бедных женщин, которые хотят только одного – испытать счастье материнства. И, конечно, это не может оставаться незамеченным, количество жалоб клиентов клиники растет – 5 минут приема «светила» гинекологии оценивается в 5000 рублей, основное внимание которого сосредоточено уже не на реальных жалобах, а на настойчивой рекомендации приема БАДов. И кажется, что Ирина Олеговна скоро прицепит к воротнику своего врачебного халата значок с привычными призывами «сетевиков» и совсем позабудет о своей основной профессии.
Лишним подтверждением этого может служить и общественная активность Ирины Олеговны, которая была начата не только и не столько ради науки. Это тоже оказалось опытом и подспудным ресурсом, также как и ее плотное взаимодействие с известным в узких кругах, адиозным и спорным специалистом в психиатрии Б.Е.Литваком, чьи психологические приемы манипуляции были поставлены им на системный подход и на сегодняшний день объединяют множество людей в различных регионах, которые после посещения тренингов Литвака, почему-то разводятся, и все никак не создадут семьи, но слушают за деньги записи лекций Литвака, читают книги, ходят на семинары.

Пациент платит? Чем?

Врач, что не говорили бы сторонники бесплатной медицины, имеет полное право быть богатым. Но уровень его дохода должен прямо соответствовать степени благополучия его пациентов. К сожалению, в региональном акушерстве и гинекологии «эпохи Буштыревых» наблюдается обратная зависимость. Время от времени преуспевающей бизнес-леди Ирине Олеговне все же приходилось исполнять врачебные обязанности. Каждый обход профессора в перинатальном центре становился для «сложных» пациентов настоящим тестом на выживание. Ирина Олеговна, привыкшая делать нелицеприятные выволочки всем, от спонсоров до подчиненных, не выбирала слова и в разговоре с пациентами, высказывая им в глаза все, что думает об их докучливых просьбах.
Конечно, любая тяжелая ситуация в родах, это испытание. Но врачи, еще не забывшие клятву Гиппократа, стараются поддержать таких женщин, подробно рассказывая все процессы. Буштыревой, напротив, ничего не стоило затеять при ординаторах и аспирантах торг с больными, ставкой в котором становилась жизнь. Диалог Буштыревой с пациентом при этом строился по накатанному шаблону бесед со спонсорами: «У вас есть 5 000 евро? Тогда можете принимать препарат «Коагил» (прим.ред. рыночная стоимость – от 30 000 рублей за упаковку). Нет – выписывайтесь, нечего нам койку занимать…». Были случаи, когда морально спасти пациентов перинатального центра, попавших под горячую руку Ирины Олеговны, не могли даже известные в стране врачи.

Совесть врачебной семьи

Говорят, что многие коллеги пытались жаловаться на Ирину Олеговну Буштыреву. Но все-таки есть врачебная этика, коллегиальность и врачебное братство делали свое дело — была стратегическая политкорректность. До тех пор, пока главный акушер-гинеколог страны не смог не отреагировать на гневные петиции Ирины Олеговны в свой адрес о том, что система здравоохранения в России себя изжила и требует реформы по принципу «все разрушить и заново построить», и попросил навести, наконец, порядок на местах. Как следствие – чета Буштыревых покинула стены областного перинатального центра, Валерий Александрович стал таким же подчиненным госпожи Буштыревой, как и прочие безгласные специалисты клиники. Его покладистость, конечно, можно было бы объяснить грузом прожитых лет и пошатнувшимся эмоциональным здоровьем. Но, тем не менее, Буштырев еще не утратил своей административной хватки. Только сейчас она направлена на банальный, далекий от акушерства и гинекологии, российский «распилочный» бизнес. К примеру, за разговорами о неспособностях медицины и скорой отставке регионального министра почти никто не заметил инициированные им действия внутри клиники, направленные на переоформление права собственности 1/10 части доли от площади 2100 кв.м по адресу г. Ростов-на-Дону, пер. Соборный, 58/7 («Клиника профессора Буштыревой»).
Большие деньги любят тишину. Только в Центре доктора Буштыревой она все больше напоминает пещерную. Редко появляясь на официальных трибунах, врачи Буштыревы в последнее время только и говорят о прогнившей системе отечественного здравоохранения. И тонко намекают на собственные заслуги в лечебно-профилактическом триумфе. Статистика, а вслед за ней и государственные власти, утверждают обратное. По факту, уровень рождаемости в нашей стране примерно тот же, что и в Европе. А демографической катастрофой мы обязаны ранним инсультам да инфарктам, от которых гибнут еще нестарые россияне. А создавать такие ситуации некомпетентные и уже пожилые врачи умеют, к сожалению. И в первую очередь для исправления ситуации нужна консолидация всех специалистов, здоровая научная конкуренция, основанная на открытой дискуссии. Но, к сожалению, главное акушерско-гинекологическое семейство Юга России в ней совершенно не заинтересовано. Ресурсная вольница вредит эффективному управлению финансовыми потоками. Для того, чтобы пациент был послушен и щедр, его надо оглушить наркозом успокоительных отчетов. Как это в свое время сделали с покойным главой советского государства, «подсадив» того, по выражению племянницы генсека Любови Брежневой, на сильнодействующие транквилизаторы.
Сегодня можно сказать только одно – Ирина Олеговна, это человек, который действительно помогла многим семьям и она действительно специалист. Но сейчас, это человек, который живет интригами и сутяжничеством, в постоянном состоянии войны и у которого нет в жизни ни единого соратника – ни на работе, ни в бизнесе, ни дома. И что самое страшное – у этого человека есть доступ к реальным людям, которые нуждаются в помощи и ждут ее, причем за свои же деньги. А гарантий уже никто никаких не дает. Ресурс перинатального центра – отсутствует, то есть сложные случаи никто не подстрахует, а «кесарить» направо и налево не запрещено, бизнес-план не работает, поэтому начинаются коммерческие курсы, лекции и продажа БАДов. И остается на региональном уровне лишь анамнез всех действий когда-то уважаемого специалиста – Ирины Олеговны, чей эпикриз сможет подписать уже только специалист по психиатрии.

Эпилог.
РГМУ – один из лидирующих медицинских ВУЗов в стране, который готовит специалистов в медицине различного профиля. Он же – лидер по профессорско-преподавательскому составу. А в любой работе есть период, когда в силу тех или иных причин специалисты в медицине уже не могут практиковать. Но они стараются быть полезными обществу, быть благодарными Учителями и Учениками. До сих пор среди студентов РГМУ ходит история о том, что одна из преподавательниц – Мария Яковлевна Евтодьева, даже когда ей исполнилось 90 лет, продолжала читать лекции по 3 астрономических часа, стоя при этом на 12-см шпильке! Может быть, пора создать общественную организацию, которая будут объединять таких, как Мария Яковлевна, чтобы они объединяли таких как Ирина Олеговна и мотивировали их своим опытом и авторитетом работать на благо людей и медицины, а не наоборот.

Мария Яковлевна Евтодьева - легенда медицины Юга России
Мария Яковлевна Евтодьева — легенда медицины Юга России

Профессор Мария Евтодьева: Женщина, Врач, Педагог
Профессор Мария Яковлевна Евтодьева прожила долгую жизнь. Она была не только ученым с мировым именем, но еще и женщиной с большой буквы.
Эта женщина, даже когда ей было девяносто лет, ходила только в модных платьях и в изящных туфельках на высоких каблуках. Она пользовалась дорогой косметикой и французскими духами.
У Марии Яковлевны было отличное чувство вкуса. Она прекрасно разбиралась в искусстве, живописи, литературе, музыке. Кстати, сама Мария Яковлевна Евтодьева прекрасно рисовала, музицировала, хорошо знала французский язык, была театралом. Она знала всех ведущих ростовских актеров, ее можно было встретить на премьерных спектаклях в театрах, на художественных выставках.
Мария Яковлевна была настоящим интеллигентом, доброжелательной, внимательной, чуткой к юным пациентам, к их родителям, к студентам и к своим коллегам.
Мария Яковлевна Евтодьева родилась 28 августа 1911 года, в семье служащих, в городе Таганроге. В 1932 году она поступила на вечернее отделение Ростовского медицинского института. На третьем курсе была переведена на дневное отделение лечебно — профилактического факультета. После окончания мединститута в 1937 году как молодой специалист уехала работать на Дальний Восток.
После возвращения в Ростов-на-Дону Мария Яковлевна работала заведующей детским отделением железнодорожной больницы. С 1939 года являлась младшим научным сотрудником НИИ акушерства и педиатрии.
В годы Великой Отечественной войны трудилась в госпитале, а также педиатром в Центральной городской больнице (ЦГБ), в Доме ребенка.
В 1945 году Мария Яковлевна Евтодьева стала ассистентом кафедры детских болезней Ростовского медицинского института. Эту кафедру возглавлял корифей педиатрии, легендарный профессор И.Я. Серебрийский, который впоследствии стал ее мужем.
В 1947 году Мария Яковлевна защитила кандидатскую диссертацию. В 1951 году стала доцентом, а в 1958 году ее избрали на должность заведующей кафедрой пропедевтики детских болезней. В 1961 году Мария Яковлевна блестяще защитила докторскую диссертацию и вскоре ей присвоили звание профессора. После смерти в 1964 году профессора И.Я. Серебрийского Мария Яковлевна Евтодьева стала не только заведующей кафедрой пропедевтики детских болезней, курса педиатрии ФУВ (факультета усовершенствования врачей), но и кафедрой детских болезней лечебно-профилактического и санитарно-гигиенического факультетов.
В дальнейшем ее ученики стали заведующими этих кафедр. Профессор И.А. Трофименко с 1973 года заведовал кафедрой пропедевтики детских болезней, профессор Г.В. Хорунжий стал заведующим кафедрой детских болезней ФУВ, ректор Ростовского медицинского института, профессор В.Н. Чернышов заведовал кафедрой детских болезней № 3.
Мария Яковлевна Евтодьева была автором сотен научных статей, монографий, учебных пособий, методических рекомендаций. Многие ее ученики и сегодня возглавляют педиатрические кафедры в России и в странах СНГ.
Мария Яковлевна Евтодьева была бессменным председателем Ростовского филиала Всероссийского общества детских врачей. Ее интересовали также вопросы иммунологии и аллергологии, лечение и профилактика инфекционных заболеваний, проблемы валеологии. Валеология – это наука о здоровом образе жизни.
Мария Яковлевна Евтодьева всегда гордилась своей талантливой дочерью, Татьяной Владимировной. Вот как о Татьяне Владимировне Евтодьевой и ее семье пишет Г. Рыбинцева в работе «Верная традициям великих учителей»:
«Татьяна Владимировна родилась в 1934 году в семье потомственных медиков: пять поколений ее предшественников посвятили свои жизни медицине. Отец – Владимир Михайлович Евтодьев, военный хирург, полковник медицинской службы. В 1937 году он трагически погиб на Дальнем Востоке, где руководил работой военного госпиталя. Воспитывал Татьяну Владимировну отчим – выдающийся врач, доктор медицинских наук, профессор, основатель кафедры детских болезней Ростовского государственного медицинского университета Иосиф Яковлевич Серебрийский. И отец, и отчим Татьяны Владимировны были незаурядными людьми. В память о них установлены бюсты: отцу – в военном госпитале в Хабаровске; отчиму – на кафедре детских болезней РГМУ. Мама Татьяны Владимировны была знакома многим жителям города Ростова-на-Дону: на протяжении более семидесяти лет она лечила детей нашего города. Мария Яковлевна Евтодьева – доктор медицинских наук, профессор, заслуженный изобретатель СССР, автор около пятисот научных трудов, вместе с мужем она участвовала в создании кафедры детских болезней, а после его смерти на протяжении многих лет руководила ее работой.

М.Я.Евтодьева и студенты
М.Я.Евтодьева и студенты

Преданность медицине удивительным образом сочеталась в этой семье с любовью к музыке. Родители Татьяны Владимировны были разносторонне одаренными людьми: они увлекались домашним музицированием, в их доме всегда звучала классическая музыка. Отец играл на рояле и хорошо пел. Мама не ограничилась любительским музицированием: она получила профессиональное музыкальное образование по двум специальностям – по классу специального фортепиано и по классу сольного пения.
Музыкальная одаренность родителей была унаследована Татьяной Владимировной. В 1953 году она одновременно окончила среднюю школу с золотой медалью и музыкальное училище с красным дипломом. В училище она занималась в классе замечательного педагога – Валерии Игоревны Варшавской, авторитетное мнение которой во многом определило выбор профессии. Хотя решающую роль в этом выборе сыграла, конечно, мама, которая на протяжении всей жизни не оставляла занятий на фортепиано.
О незаурядной музыкальной одаренности Татьяны Владимировны свидетельствует тот факт, что она успешно прошла конкурс в два лучших музыкальных учебных заведения нашей страны – в Московскую государственную консерваторию имени П.И. Чайковского и в Государственный музыкально-педагогический институт имени Гнесиных (ныне Российская академия музыки). Выбор учебного заведения определила личность преподавателя. Им стал выдающийся русский музыкант, композитор и пианист, народный артист СССР, профессор Самуил Евгеньевич Фейнберг, который преподавал в Московской консерватории».
Мария Яковлевна Евтодьева ушла из жизни 15 августа 2007 года. Она оставила яркий след и в жизни, и в истории всей донской медицины. Мария Яковлевна до последних дней своей жизни сохраняла ясный ум, следила за своим внешним видом. Именно такой она навсегда останется в памяти ее многочисленных учеников.